Carlos Hunter
Какое-то время я сидел на веранде и покуривал трубку. Солнышко пригревало мне спину, и я совсем расслабился. Докурив, я встал и пошел к лошадям. Теперь их здесь было четверо. И что самое удивительное, они вели себя довольно смирно. Про других я ничего не мог сказать, но вот за Каоги порадовался. Раньше он на дух не переносил соперников. Хотя сражаться тут было не за кого: все четверо были жеребцами.
Я прошел к нему и похлопал по шее. Он радостно замотал головой. Со всеми этими проблемами я про него вспоминал не часто.
- Каоги, мальчик мой... Совсем ты тут одичал, - я достал из кармана яблоко и предложил коню. Он обхватил его своими мягкими губами и надкусил, - Давай прокатимся...
Я оседлал коня, но уздечку одевать не стал, обвязав шею коня веревкой. Он у меня умница. Все понимает, стоит лишь показать ему направление. Я сам приучал его к этому методу.
Взобравшись верхом, я чуть подал корпусом вперед, и Каоги зарысил. Здешних мест я не знал, поэтому направил его вдоль кромки леса, ожидая, что это нас непременно куда-то приведет. И я не ошибся. Уже через полчаса мы выехали к речке. Не глубокой, но течение в ней было сильным. Я спешился и отпустил коня, зная, что далеко он не уйдет. А сам сел неподалеку от воды.
Воспоминания сами потекли в моей голове ленивым потоком.
Убийство человека... К сожалению, в нашем мире преступность не была каким-то феноменом. Постоянные войны с племенами или соседними государствами, наемные убийцы, которые не за большую плату готовы были вспороть живот любому, да и сама жизнь была таковой, что в основном были либо богатые, либо нищие. Все это показывало о недочетах руководства страны, но никто ничего сделать не мог. Или не хотел.
Я помню свое детство. И молодость, проведенную во дворце. И как бы я не пытался забыть некоторые ее аспекты, мне это не удавалось. Заказные убийства, интриги, заговоры - это, кажется, была неотъемлемая часть придворной жизни. И моей тоже. Я видел не мало смертей, произошедших на моих глазах. О половине из них я был осведомлен заранее, но ничего не мог сделать. Как только мне исполнилось восемнадцать, отец стал активно привлекать меня к руководству страной. Он входил в Совет Старейшин и был одним из пяти членов. По законам Гвендоленда, управлял страной как раз этот совет, однако возглавлял его Верховный Старейшина, кем и был мой отец. А после смерти эта должность переходила по наследству. Однако оговаривалось право переизбрания Верховного Старейшины, но это скорее была лишь формальность, потому что за всю историю государства такого не происходило. Если кто-то и хотел устроить переворот, он быстро понимал, что делать этого не стоит... Верхушка власти имела свои мощные рычаги. И смерть была далеко не самым страшным из них.
По закону, именно я, как старший сын, должен был быть наследником. Но я отказался от власти. И до сих пор не мог понять, как отец меня не убил и не отрекся от меня. Но он принял мое решение.
И вот сейчас, когда я хотел полностью смыть со своих рук кровь и грязь, я снова оказался замешан в убийстве. И это не давало мне покоя. Я лишь надеялся и клялся себе, что это будет в последний раз.
За всеми этими мыслями я не заметил, как солнце скрылось за деревьями. Присвистнув, я подозвал Каоги и вскочил на него.
Вскоре мы доехали до дома. Как ни странно, внутри было очень тихо. Треш видимо совсем вымоталась от своих приключений и легла спать. А Кора с Рьен либо обсуждали браслет, либо тоже решили нормально отдохнуть. Ведь по сути эта была первая ночь без происшествий. Вернее, она только начиналась.

@темы: Карлос, воспоминания